ЭЛИШЕВА

В ПЕРЕВОДАХ МИРИ ЯНИКОВОЙ



Элишева. "Мой остров Авалон". Биографический очерк


СТИХИ ЭЛИШЕВЫ


Переводы Мири Яниковой

* * *

Любви голубка - там, на крыше,
на крыше за окном,
и ветерок над морем дышит
легко и озорно.

Но час пройдет - и что осталось?
голубка та заснет,
и поместит на сердце старость
отныне тяжкий гнет.

И можно плакать в одиночку
в пришедшей тишине -
об этих рукописных строчках
и просто - обо мне.

Любви голубка, спи отныне,
вот ветерок исчез
и вечер подошел, и стынет
последний свет небес.

* * *

Тихо, тихо, - вот волна уснула,
спит Кинерет в вечной немоте.
Чайка белоснежная сверкнула,
над водою тень ее мелькнула,
задрожала в сердце песни тень.

Гладь зеркальна в серебристой раме
гор высоких - берегов своих,
и Кинерет в небеса взирает,
а волна тихонько обсуждает
тайны мира - кто услышит их?

Эту тишь я не побеспокою,
песней ли ее мне пробуждать?
сяду между небом и водою,
здесь конец пути, земля покоя,
здесь нашла я родину опять.

* * *

Час сумерек настанет -
и тропка на воде
возникнет золотая -
к земле, что нет нигде,
и песнь исполнит плавно
и тихо небосклон,
которую прислал мне
мой остров Авалон.

Мечты к тебе стремятся,
страна надежд пустых.
На миг лишь растворятся
врата, - исчезнешь ты,
но тропка золотая
проляжет на волне,
и тихо песнь растает
в уснувшей вышине.

Страна моя прекрасна,
суббота в ней всегда,
здесь сердцу вечный праздник,
здесь не страшна беда.
Мечты к тебе стремятся,
страна надежд пустых.
На миг лишь растворятся
врата, - исчезнешь ты...

* * *

Нет со мною матери, и не будет сына.
Солнце посылает мне тайную любовь,
счастье ожидает на тропе любой,
но нет со мною матери, и не будет сына.

Иду я в одиночестве, дорога далека,
иду с высоко поднятой и гордой головой,
и ветер на лице моем, - ведь правда, он живой,
и нет руки, ласкающей так, как его рука?

Вот осень начинается. Мой мир - благословенный,
с земли благословенной урожай собрали хлеба,
и вся эта земля - как отдыхающее небо,
великолепье вечности и золотых мгновений.

Пусть прежде сердце ныло, - теперь оно пустынно.
И нет любви - лишь холод прекраснейшего дня.
Стук собственного сердца - чужой он для меня,
ведь нет со мною матери, и не будет сына.

* * *

На родине сосны в зеленой глуши -
храните покой мой и радость души!
Так много лесов на просторах страны,
но вам лишь известен секрет тишины.

Вы к небу направите длани листвы -
как будто подсвечники держите вы,
как будто бы в древности в Храме стоят
ливанские кедры, и каждый - ваш брат.

* * *

Скитальцы повсюду, ушедшие в дали,
в чужих городах и по всей земле,
вы носите в сердце сгусток печали,
на вашем челе - тысячелетий след.

Стремились души всех поколений
в место, что святостью озарено,
в слове "родина" - гордость ваших стремлений,
и всю печаль вместило это слово одно.

Ну а я храню в своем сердце скромном
память самых разных мест и минут,
и я знаю - моя земля огромна,
нежна и прекрасна, ее имя - галут.

Я глаза обращаю к закатному свету,
вы стремите к востоку сердце свое.
Кто же скажет нам всем, что родины нету?
Та страна в небесах - примите ее!

* * *

Перед домом моим верблюды идут,
идут весь день напролет.
Жизнь человека - тяжелый труд,
а в сердце мечта живет.

Лишь сядет солнце - и вот уже
звезды памяти в небесах,
мир они принесут душе,
объединенье - сердцам.

Я помню, но не поверю никак,
что ты чужой, ты не тут.
Так трудно тебе разглядеть, отыскать
верблюжьих голов красоту?

* * *

И реальностью стали мечты,
и меж нами - шумные дни,
по ночам над моей головой
новых звезд пылают огни.

Что сказать? Я хотела того.
Никогда не растила цветы.
Не растила я ничего,
я растила лишь вас, мечты!

Если как-то ошиблась судьба,
и раскрылся мечты секрет -
протяну ли длань в пустоту,
чтобы счастье свести на нет?

Ну так что же в этих словах -
"любят - но не вместе они"?
Снова ночь, и память так жжет,
и меж нами - шумные дни.
© Netzah.org